• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: етоев (список заголовков)
15:24 

Геннадий Прашкевич. Новые повести

В журнале "Фанданго" №№ 24, 25 повесть "Генератор времени" (совместно с Алексееем Гребенниковым):

Борисов В.И., наверное, толстяк, бородища, как у старообрядца, каким еще быть Борисову В.И.? Свидетельствует исключительно молчаливым наклоном большой головы, всегда с уважением. Желонкина Света – лиса хитрая. Такая, знаете ли, хорошо прожившая жизнь девушка средних лет. Лицо остренькое, недавно развелась с мужем. Хмельницкий С. – бывший полковник. Это однозначно! Только про Етоева А. трудно сказать. Может, он интеллигент в первом колене? Зато вот Барыгин Ц.И. Этот, ясный день, работает охранником, голос низкий, коптит небо, правда, без фанатизма. Ну, еще Охлопьев Ф.Ф. Не знаю, кто такое. Лонгинов И., – почему-то без отчества. Заточий Клавдий. Этот, на спор, с бабьей мордой, себе на уме. А Заточий Л. – или брат его, или сестра. Про Никонову Л. нечего и говорить? Куда такой податься, как не в бухгалтерию? У Ларионова даже инициалов нет, наверное, в пьяной драке отбили. Опять же, Крюков Ф.Д. Этот, может, и не дурак, но все равно не он, нет, не он написал толстую книгу «Тихий Дон».

Читать здесь: http://www.fantclubcrimea.info/24-prashkevich-grebennikov.html


В журнале "Знамя" №6 повесть "ЗК-5":

Не все знали, что творческую карьеру Овсяников начинал в пыльном узбекском отделении советской «Комсомолки», когда она еще оправдывала свое название. «Весенние приходят дни в твоих глазах сиять, колхозник, — читал Овсяникову свежие строки молодой узбекский поэт Амандурды. — Пахать на тракторе начни, соху пора бросать, колхозник». Молодого Амандурды высоким голосом перебивал старый поэт Азиз-ака, покрытый темными морщинами, как доисторическая черепаха. «Живу на свете я давно — такая не пекла жара! Как прадедовское вино, нас изнутри сожгла жара». Но все свободное время молодой Овсяников проводил в местном театре, где помогал местным деятелям ставить большой фантастический спектакль. Узбекские фотонные корабли доставляли на красную планету Марс особенно ценные сорта хлопчатника и сухую петрушку. Марсиане не догадывались, что поедание петрушки требует калорий больше, чем их можно получить в результате поедания, и гибли в массовых количествах. Вот такая фантастическая пьеса. Здорово смотрелась на фоне тех дней. Тогда много что зарождалось. «Целина», Аральское море высохло, сибирские реки ждали кардинального поворота.

Читать здесь: http://magazines.russ.ru/znamia/2015/6/2p.html


@темы: БВИ, цитаты, Прашкевич, Етоев

19:46 

Александр Етоев. Жизнь же...

В издательстве "Лимбус Пресс" недавно вышла очень симпатичная книжечка Александра Етоева "Жизнь же..." с новыми и старыии его вещами про жизнь.

Жизнь же
Фотографии в альбоме «Етоев», автор lares09 на Яндекс.Фотках


Издательская аннотация:
Новая книга Александра Етоева, как всегда, не похожа на предыдущие. Если в прошлых его сочинениях герои часто оторваны от земли и дышат воздухом фантазий и приключений, то в этой автор ставит их вровень с жизнью и они сами вольны выбирать: плыть ли им по её течению или героически выруливать против. Поэтому и такое название: "Жизнь же..." - вроде: "Куда ты денешься!".

Предисловие автора:
Книжка разбита на три раздела.
В первом сочинения новые.
Во втором разделе - старьё. То старьё, что дорого мне по-прежнему. Я его немножечко подлатал. Немного подновил оболочку. Чтобы не лезла моль, и пыль чтобы не щекотала ноздри. Сейчас бы я такое не написал. Но тогда, в восьмидесятые годы, опьянённый новыми перспективами и утомлённый злобою дня, я верил в мечту о том, что человек - не мыслящее животное, а некое связующее звено между двумя мирами - миром благородного будущего и несовершенного настоящего.
Раздел третий - сочинения детские. Но не в том смысле, что для детей - потому что, когда писатель начинает сочинять для детей, он превращается из человека в гомункулуса, который должен ходить на корточках и изъясняться наивными оборотами - иначе дети его якобы не поймут. А в том смысле, что про детей. То есть сочинения жизненные, только герои в них дети.

Купить книгу Жизнь же...



@темы: Етоев

12:31 

У Александра Етоева - сегодня ДР!

Саша, поздравляю!

P1010120
фото Елены Софиенко


@темы: ИПК-2012, Етоев

16:33 

"Книга о Прашкевиче" выложена на сайте "Гильдии вольных издателей"

"Книга о Прашкевиче" А.Етоева и В.Ларионова выложена на сайте Гильдии вольных издателей:
http://gviz.ru/ebooks/?book=15



Доходов от продажи электронных книг на сайте "Гильдии" авторы не получают, доходы зачисляются в "Копилку", откуда могут быть извлечены в случае форс-мажора — для экстренной помощи кому-либо из Фэндома.

Присоединяйтесь как авторы и читатели!
Подробности в авторской колонке Эрика Брегиса:
http://fantlab.ru/blogarticle28032


@темы: Фэндом, Прашкевич, Ларионов, Копилка фэндома, Етоев, Брегис

00:08 

С Етоевым на Неве


фото Павла Маркина




@темы: АБС-2012, Етоев

23:29 

Спасибо френдам за отзывчивость!
Приятно, что всегда есть люди, готовые помочь.
Я это ценю.
Хотя после очередной подсказки и сам через Paint сообразил...

А речь шла вот об этой странице книжки Евгения Брандиса с автографом для Севера Гансовского, присланной мне Сашей Етоевым. Книжку эту Етоев в "старой книге" когда-то приобрёл, давно уже...




@темы: Брандис, Гансовский, Етоев, френды

00:22 

Простодушные стихи


Привёз с ИПК-2012 два поэтических сборника: "Простодушные стихи" Саши Етоева, подаренные мне Сашей Етоевым и книгу стихов Евгения Лукина "Бал был бел" (спасибо [info]lin_lobariov*!), подписанную мне Женей Лукиным.









Красивое слово "прерогатива"

много красивше, чем "целлюлоза".

Нет, "целлюлоза" тоже красиво,

лучше "фелюги" и "лепромхоза".



Но лучшее слово, лучше которого

не было, нет и не будет уже никогда,

это слово, которое мне особенно любо

и дорого, -

любимое: "лабудабудабуда".













Это не кошки, а чёрт-знает-чтошки!

В доме теперь ни единой картошки.

Сбросили крышки с каждой кубышки -

и разогнали в чёрт-знает-кудышки!





@темы: Лукин, Етоев, поэты

00:13 

Простодушные стихи

Привёз с ИПК-2012 два поэтических сборника: "Простодушные стихи" Саши Етоева, подаренные мне Сашей Етоевым и книгу стихов Евгения Лукина "Бал был бел" (спасибо [info]lin_lobariov!), подписанную мне Женей Лукиным.




Красивое слово "прерогатива"
много красивше, чем "целлюлоза".
Нет, "целлюлоза" тоже красиво,
лучше "фелюги" и "лепромхоза".

Но лучшее слово, лучше которого
не было, нет и не будет уже никогда,
это слово, которое мне особенно любо
и дорого, -
любимое: "лабудабудабуда".






Это не кошки, а чёрт-знает-чтошки!
В доме теперь ни единой картошки.
Сбросили крышки с каждой кубышки -
и разогнали в чёрт-знает-кудышки!


@темы: Етоев, Лукин, поэты

14:14 

Пожалуй, теперь можно выложить

Письмо, присланное мне Мартовичем накануне "Интерпресскона". Мы с Сашей Етоевым читали его по очереди вслух на презентации "Книги о Прашкевиче".

Геннадий Прашкевич про «Книгу о Прашкевиче» и её авторов:

Всегда с интересом читаешь о себе нечто, написанное друзьями.
Те, кто тебя не любят, всегда пишут просто. Можно заранее подробно пересказать каждую строку в их опусах, в которых все одинаково тускло и в которых – всё якобы о тебе. К сожалению, как правило, там всё о другом – нелюбимом, придуманном человеке. Никогда тот, кто тебя не любит, не сможет написать ни строки правды, потому что очернение требует какой-то особенной правды. Правды, только правды, ничего, кроме правды.
Совсем другое дело – рассказы друзей.
Они всегда начинаются с тебя, обязательно с тебя, с героя книги, чтобы постепенно перевести разговор на себя, то есть на рассказчиков, потому что никакой герой не представим сам по себе, без друзей. И тогда книга, написанная, казалось бы, о субъекте, тебе слишком уж хорошо знакомом, становится вдруг безумно интересной. Потому что если книга удачная, она – действует как превосходный коньяк: друзья оживают и раскрываются и начинается общая беседа. Я обожаю такие беседы. Мне всегда интересно, как строит свои вопросы Володя Ларионов, когда, скажем, берет очередное интервью у Прашкевича. Для него Прашкевич – писатель не последний, это сближает. Его вопросы всегда переходят на что-то слишком уж личностное, и тогда Прашкевич начинает весело крутить хвостом. Ну, в самом деле, подумайте, как рассказать о совместных любовных (литературных) приключениях в Киеве, о товарищеских (литературных) ужинах в Новосибирске, о весёлых (литературных) посиделках в Крыму? Да, конечно, только открыто! И Ларионов это умеет. Он заставит тебя заговорить. Он своё откусает!
А Саша Етоев?
О Саше Етоеве я бы сам написал книгу.
Во-первых, потому что он классный писатель и его «Бегство в Египет» и «Буквоедство» являются образцами... Образцами чего?.. Честное слово, не знаю... Просто великолепными образцами... Как скажем малая «рамка» тридцать шестого года...
Пиши я книгу о Саше Етоеве, я рассказал бы о его страсти к книге, и о том, как однажды он пытался отцепить вагон-ресторан от поезда, который слишком быстро нёс нас из Риги в Питер, и о том, как он смотрит на книги в чужой библиотеке – как на прекрасную жену неожиданного приятеля...
Вот тут я и подхожу к главному.
«Книга о Прашкевиче» – это веселая застольная (литературная) беседа друзей, в которой все открыты, и все счастливо стараются перекричать друг друга.
А между друзьями так и должно быть.
Все другие варианты неприемлемы.


@темы: "Книга о Прашкевиче", Етоев, ИПК-2012, Прашкевич, мои книги

11:39 

Интерпресскон-2012

Продолжается прием заявок на участие в «Интерпрессконе-2012».

Программа "Интерпресскона-2012" здесь (чуть больше двух недель осталось до его открытия).

Между прочим, в этой программе есть пункт "Презентация "Книги о Прашкевиче".
Рашифровываю его подробнее (даю здесь аннотацию мероприятия, которую у меня попросили организаторы):

А. Етоев, В. Ларионов и их «Книга о Прашкевиче»
(Встреча с авторами)


В 2011 году исполнилось 70 лет писателю, поэту, переводчику, историку фантастики Геннадию Мартовичу Прашкевичу. Александр Етоев и Владимир Ларионов написали к его юбилею «Книгу о Прашкевиче, или От Изысканного жирафа до Белого мамонта». Название странное, да и сама книга достаточно странная, не поддающаяся идентификации, она не является документально-биографической в традиционном смысле, скорее это сборник озорных эссе, каждая глава в котором посвящена определённому периоду жизни Г.Прашкевича. Главы её начинаются беседами В.Ларионова с Г.Прашкевичем, а заканчиваются вольными комментариями к ним А.Етоева.

«Книга о Прашкевиче» вышла двумя изданиями – в Новосибирске и в Луганске. Она выдвинута Борисом Стругацким в финал «АБС-премии-2012», номинирована на премии «Интерпресскон» и «Бронзовая улитка».

Авторы расскажут об истории создания книги и ответят на вопросы собравшихся.
Желающие смогут приобрести книгу. А тот, кто задаст самый интересный(на взгляд Ларионова) вопрос, получит «Книгу о Прашкевиче» с автографами авторов в подарок.



@темы: Етоев, ИПК-2012, Прашкевич, мои книги

15:11 

Разговор зашёл о Етоеве...

Вот, кстати, подборка рецензий Александра Етоева (как члена Большого жюри "Нацбеста-2012") на произведения Длинного списка этой премии:
http://www.natsbest.ru/etoev12.html

Леонид Юзефович о них пишет так: "С наслаждением читаю - на редкость спокойные, мудрые и точные. Во всяком случае, с моим восприятием они точно совпадают или так ненавязчиво его организуют, что оно начинает совпадать с мнением рецензента... Еще раз убеждаешься, что писатель, если он ставит это своей задачей, критику пишет лучше, чем профессиональный критик."


@темы: Етоев, Нацбест-2012, Юзефович

12:11 

"Лицо птицы и зверя одновременно..."


"Черт знает, как надо начинать книгу о хорошем человеке. О плохом — просто. Товарищ такой-то всегда был примером для окружающих — слушался старших, мыл руки перед едой... А вот о хорошем — черт его знает как.



Начну с анекдота.

В купе поезда «Москва-Ленинград» едут четверо — трое мужчин и женщина. Причем один из мужчин негр. Раздается робкий стук в дверь, в купе заглядывает молодой человек, пробегает взглядом по лицам четверых пассажиров и так же робко, как и стучался, спрашивает: «Простите, а Нина Матвеевна Беркова кто здесь будет?» На что мужчина, самый из всех высокий, широкоплечий, представительный, с бородой, смотрит на него без улыбки и с каменным лицом отвечает: «Я».



Анекдот взят из жизни. История, произошедшая в поезде, правдива до последнего слова. Я ее слышал едва не из первых уст, потому что сам стоял тогда на платформе и ждал прибытия московского поезда.



Высокого, широкоплечего, бородатого, а главное, веселого человека звали Гена Прашкевич. Конечно, Геной стал он намного позже, тогда для нас, молодых писателей, едущих на семинар в Дубулты, был он Геннадием Мартовичем, одним из руководителей семинара, и называл я его на «вы», как и положено называть учителя.



Дело было в 1990-м году, осенью.

В тот год ленинградский семинар Бориса Стругацкого делегировал меня на Рижское взморье. Я стоял на вокзале, дожидаясь прибытия руководства, которого я в глаза не видел: с Ниной Матвеевной Берковой, председателем семинара в Дубултах, мы общались только эпистолярно, и я знал, по ее описанию, что она низенькая, черненькая, в шапке (осень), сапогах и пальто.



Прибыл поезд, из вагонов вывалила толпа, я выхватывал из толпы глазами низеньких и черненьких женщин в шапке, сапогах и пальто. Таких было полперрона, и я уже начал нервничать, когда взгляд мой уловил человека, каких в природе практически не бывает. Лицо и птицы и зверя одновременно, седая пиратская борода (их еще называют шкиперскими), ростом под Дядю Степу, он шагал в окружении свиты низкорослых малокровных созданий, произрастающих на московской почве. Беркова в его присутствии казалась незаметной былинкой с картины художника Верещагина. Это небывалое человечище и называлось небывало — Прашкевич.



Знакомство произошло на вокзале, пока еще только шапочное. Рюмочное произошло позже..."



А.Етоев. Свойства и качества. Что-то вроде вступления. (А.Етоев, В.Ларионов. Книга о Прашкевиче, или от Изысканного жирафа до Белого мамонта).




@темы: Етоев, Прашкевич

11:54 

"Лицо птицы и зверя одновременно..."

"Черт знает, как надо начинать книгу о хорошем человеке. О плохом — просто. Товарищ такой-то всегда был примером для окружающих — слушался старших, мыл руки перед едой... А вот о хорошем — черт его знает как.

Начну с анекдота.
В купе поезда «Москва-Ленинград» едут четверо — трое мужчин и женщина. Причем один из мужчин негр. Раздается робкий стук в дверь, в купе заглядывает молодой человек, пробегает взглядом по лицам четверых пассажиров и так же робко, как и стучался, спрашивает: «Простите, а Нина Матвеевна Беркова кто здесь будет?» На что мужчина, самый из всех высокий, широкоплечий, представительный, с бородой, смотрит на него без улыбки и с каменным лицом отвечает: «Я».

Анекдот взят из жизни. История, произошедшая в поезде, правдива до последнего слова. Я ее слышал едва не из первых уст, потому что сам стоял тогда на платформе и ждал прибытия московского поезда.

Высокого, широкоплечего, бородатого, а главное, веселого человека звали Гена Прашкевич. Конечно, Геной стал он намного позже, тогда для нас, молодых писателей, едущих на семинар в Дубулты, был он Геннадием Мартовичем, одним из руководителей семинара, и называл я его на «вы», как и положено называть учителя.

Дело было в 1990-м году, осенью.
В тот год ленинградский семинар Бориса Стругацкого делегировал меня на Рижское взморье. Я стоял на вокзале, дожидаясь прибытия руководства, которого я в глаза не видел: с Ниной Матвеевной Берковой, председателем семинара в Дубултах, мы общались только эпистолярно, и я знал, по ее описанию, что она низенькая, черненькая, в шапке (осень), сапогах и пальто.

Прибыл поезд, из вагонов вывалила толпа, я выхватывал из толпы глазами низеньких и черненьких женщин в шапке, сапогах и пальто. Таких было полперрона, и я уже начал нервничать, когда взгляд мой уловил человека, каких в природе практически не бывает. Лицо и птицы и зверя одновременно, седая пиратская борода (их еще называют шкиперскими), ростом под Дядю Степу, он шагал в окружении свиты низкорослых малокровных созданий, произрастающих на московской почве. Беркова в его присутствии казалась незаметной былинкой с картины художника Верещагина. Это небывалое человечище и называлось небывало — Прашкевич.

Знакомство произошло на вокзале, пока еще только шапочное. Рюмочное произошло позже..."

А.Етоев. Свойства и качества. Что-то вроде вступления. (А.Етоев, В.Ларионов. Книга о Прашкевиче, или от Изысканного жирафа до Белого мамонта).


@темы: Етоев, Прашкевич

18:02 

Финал Общенациональной премии им. братьев Стругацких (АБС-премии)


Наша книжка выдвинута Борисом Стругацким в финал "АБС-премии" в номинации "Критика и публицистика":

http://cslk-spb.livejournal.com/22868.html



Етоев Александр, Ларионов Владимир. Книга о Прашкевиче, или от Изысканного жирафа до Белого мамонта. — Луганск: Шико, 2011; то же: Новосибирск: Белый мамонт, 2011.



 





 





 



В номинационных списках премий "Интерпресскон" и премии Б.Стругацкого "Бронзовая Улитка" она тоже есть:

interpresscon.ru/nomin.html



Спасибо номинаторам!





@темы: Прашкевич, Етоев, АБС-2012

01:18 

Ещё про "Книгу о Прашкевиче"


Для полноты картины размещу здесь ещё один вопрос, заданный на пресс-конференции Геннадия Прашкевича касательно нашей книги.



20/01/2012 Владимир Данилушкин, Магадан.



Уважаемый Геннадий Мартович!

Для Вас характерно соавторство. Поразительна книга о Вас самом, написанная тремя авторами. Такая она теплая и дружная. Как Вам удается делать людей близкими на столь высоком, творческом уровне?






Ответ Г.М.Прашкевича:



Общие интересы. Часто непохожие). Общие вкусы. Часто несовпадающие). Еще: соавтором не может быть человек, не понимающий тебя, а значит – понимание... Что же касается «Книги о Прашкевиче», то она рождалась из многих наших встреч, серьезных разговоров и застольных бесед, из выступлений на конвентах, из многолетнего близкого общения. Я люблю профессионалов не зашоренных, свободных, таких, как Саша Етоев и Володя Ларионов. К тому же им действительно нравятся мои книги (не все), и они их читают.





@темы: Етоев, Прашкевич

Посмотри на мир!

главная